Пригодятся ли Орлову ваххабиты Илюмжинова?

Пригодятся ли Орлову ваххабиты Илюмжинова - Не поверите.ИНФОЭпоха 17-летнего правления в Калмыкии «политического долгожителя» Кирсана Илюмжинова закончилась. 24 октября 2010 года утвержденный Народным Хуралом (парламентом) Калмыкии Алексей Орлов принес присягу и официально вступил в должность главы республики. Что же касается Илюмжинова, то он отказался возглавить правительство, отклонив таким образом предложение своего преемника. «Спасибо за предложение, но ушел — так ушел. Официально я отклоняю это предложение. Воспринимая его, даю право Алексею Маратовичу (Орлову) сформировать свою команду и работать», — заявил экс-глава Калмыкии. Так чем же запомнится нам «илюмжиновский» период?

Калмыкия всегда отличалась большим количеством выходцев из Чеченской республики, постоянно находящихся на её территории. В 90-х годах XX века, когда в Чечне шли боевые действия, многие из них проживали на территории Калмыкии без соответствующей регистрации. Тогда ходили упорные слухи, что этот «резерв» собирались использовать для поддержки Илюмжинова на предстоящих 20 октября 2002 года выборах президента. Видимо, именно с этой целью в августе 2002 года Илюмжиновым был издан указ, снявший существовавшие ранее ограничения на регистрацию незаконных мигрантов, вынужденных переселенцев и т.д., что должно было позволить б?льшей части чеченской диаспоры – 35-40 тысяч человек – натурализоваться и участвовать в выборах.

Координацию между предвыборным штабом Илюмжинова и чеченцами осуществлял неофициальный глава диаспоры — Аюб Алдаев, генеральный директор фирмы ООО «Калмтрансагентство» (г. Элиста), младшие братья которого, Султан и Ибрагим, по некоторой информации, являлись активными участниками чеченских НВФ, принимали участие в боевых действиях против федеральных сил в населённом пункте «Самашки», позже — скрывались.

Алдаев был назначен должность гендиректора «Калмтрансагентство» Илюмжиновым в 1994 году, хотя и, говорят, разрабатывался УБОПом МВД РК как лицо, причастное к фальшивым авизо, и связанное с известным боевиком Салманом Радуевым. Во время первой чеченской компании 1994-1996 годов Алдаев, по слухам, направлял караваны с гуманитарной помощью боевикам из банды Радуева. В период времени между первой и второй контртеррористическими операциями в Чеченской республике, он возглавлял колонну гуманитарного груза для населения Надтеречного района. Несмотря на то, что район контролировался федеральными войсками, ему удалось переправить весь груз боевикам Радуева.

По словам осведомлённого источника, сущность договоренностей между чеченскими НВФ и администрацией Илюмжинова сводилась к тому, чтобы в случае неблагоприятного развития предвыборной ситуации, грозящей смещением нынешнему президенту, спровоцировать конфликтную ситуацию в Калмыкии — захват заложников, террористический акт и т.п., сорвать таким образом проведение выборов и перенести их на более поздний срок. Разговор об этом имел место летом 2002 года в ресторане на территории Президентского дворца Илюмжинова между руководителем администрации Игорем Батыровичем Шалхаковым и неизвестными лицами, представителями чеченского этноса.

Принципиальная договоренность о поддержке администрации Илюмжинова со стороны чеченских НВФ, якобы, была достигнута еще раннее во время визитов в республику ряда чеченских полевых командиров. В 1996 году в город Элисту приезжал Абу Мовсаев в сопровождении нескольких десятков вооруженных боевиков, где его торжественно встречал Илюмжинов. Также Мовсаев посещал республиканское МВД, где встречался с министром Эрдыя Улюмджиевичем Баклановым и заместителем министра – Виктором Михайловичем Улюмжановым, занявшим впоследствии кресло заместителя начальника УФСНП республики.

В 1997 году Элисту во главе «правительственной» делегации посещал министр культуры ЧРИ Ахмед Закаев, который был лично приглашен Илюмжиновым на празднование 75-летия народного поэта Калмыкии Давида Никитовича Кугультинова, приверженца режима Илюмжинова. Тёплый приём, оказанный ему, в Калмыкии вспоминают до сих пор. В этот же период времени непосредственно по указанию Илюмжинова в городской элистинской больнице с ведома министра здравоохранения Б.А.Тачиева был выделен целый блок — хирургическое отделение, где лечение проходили раненные чеченские боевики.

Хронологически первые контакты Илюмжинова с чеченцами относятся еще ко времени его обучения в МГИМО, где с ним на одном курсе учился один чеченец, в последствии ставший крупным московским коммерсантом. Именно он впоследствии и познакомил Илюмжинова с Президентом ЧРИ Джохаром Дудаевым и его ближайшим окружением. Уже в конце 90-х годов в целях организации финансирования чеченских ОПГ и НВФ Илюмжинов передал в руки этого чеченца городской банк города Элиста – «Хальмыг Тег» («Калмыкская Степь»).

Как рассказал всё тот же источник, осенью 2002 года при непосредственном участии Илюмжинова и МВД Калмыкии под патронажем Т.Сасыкова и У.Касумова был организован канал переправки участников чеченских НВФ через Калмыкию в Казахстан. Прибывшие боевики «оседали» на чабанских точках в Юсинском, Лаганском и Яшкульском районах республики, где им были выданы к старым паспортам вкладыши граждан РФ, и они переправлялись далее. Сопровождение участников НВФ по территории Калмыкии осуществляли сотрудники УБОП МВД Калмыкии – старший оперуполномоченый по ОВД, майор милиции Мусса Абдулкаримов, являющийся чеченцем, старший оперуполномоченый по ОВД, майор милиции Умар Ясаев, тоже чеченец (зональный куратор Юсинского, Лаганского и Яшкульского районов республики), старший оперуполномоченый по ОВД, подполковник милиции Гасан-Кади Гасан-Кадиев, даргинец. Выдачу чеченцам вкладышей к паспортам РФ и загранпаспортов курировал Владимир Немяевич Эрдшиев – заместитель министра внутренних дел Калмыкии по тылу, ранее занимавший должность начальника УБОП. Его близкий родственник работал тогда начальником УПВС МВД Калмыкии – полковник милиции Федор Николаевич Бадмаев.

А теперь – небольшой экскурс в чуть более давнюю историю. В 1993 — начале 1994 годов на территории республики Калмыкия проживало около 350 тысяч человек. Из них около 9 процентов — выходцы с республик Северного Кавказа, в основном занятых в сфере сельского хозяйства; чеченцев было около 2,5-3 тысяч человек.

Многие из жителей Чечни, ныне известные как «полевые командиры» незаконных бандформирований, жили и работали в Республике Калмыкия. Так, Аслан Масхадов работал помощником чабана в Ики-Бурульском районе Калмыкии, Шамиль Басаев — в совхозе им. Деликова Сарпинского района, Абу Мовсаев (бывший директор ДНЕ ЧРИ) -сотрудником МВД Калмыкии, а братья Ахмадовы — чабанами в Яшкульском районе республики.

После начала контртеррористической операции на территории Чечни, в Калмыкию хлынул поток беженцев. В основном они расселялись в сельской местности, у родственников или знакомых. Увеличению количества чеченцев также способствовала политика руководства Калмыкии, направленная на установление и поддержание теплых отношений с режимом Дудаева.

На момент «предвыборного» времени, осени 2002 года по неофициальным данным, на территории Калмыкии проживает около 15 тысяч чеченцев, что создало тогда напряженную обстановку, обусловленную поведением переселенцев: они занялись скупкой жилья в Элисте и райцентрах. Это вызвало резко негативную реакцию калмыцкого и русского населения.

Наиболее авторитетными лидерами для чеченской диаспоры тогда являлись полковник внутренней службы Усман Косумов, а потом — начальник УГПС РК. Он был назначен на должность в 1994 году лично Илюмжиновым, вопреки мнению тогдашнего руководства МВД и наличию в отношении его оперативных материалов. На момент осени 200 года Косумов являлся негласным лидером чеченской диаспоры, лично решавшим все вопросы напрямую с Илюмжиновым. Кроме того, Косумов водил близкую дружбу с министром внутренних дел республики Сасыковым.

Умар Макаевич Эльжуркаев — бывший сотрудник МВД РК, во время правления Дудаева работал в департаменте безопасности ЧРИ. Являлся одним из совладельцев фирмы «Эльбрус-М», изготавливающей водку на территории Кабардино-Балкарии, в городе Прохладном, с последующей переправкой ее в центральные районы РФ «под крышей» МВД РК (Сасыков и Илюмжинов). Эльжуркаев совместно с другими чеченцами контролировал ряд строительных организаций и фирм, оформленных на подставные лица из числа местных жителей. Являлся представителем Калмыкии в Чешской республике.
Махмуд Джалилов — владелец магазина «Семена». Занимался сбором финансовых средств с этнических чеченцев для поддержания боевиков.

Кроме этого, по распоряжению Илюмжинова чеченцам был передан бывший Городской банк «Хальмг Тег», который занимался отмыванием грязных денег и финансированием бандформирований. Традиционно незаконным промыслом ряда выходцев из Чечни на территории Калмыкии является скотокрадство, продажа безакцизных спиртных напитков и нелегальный нефтебизнес. Имеются факты о причастности чеченцев к распространению наркотиков и контролированию наркорынка в республике.

Дополнительные факты, свидетельствующие о закреплении сепаратистски настроенных чеченцев в силовых органах РК: в 1995 году отделение ОБНОН при Элистинском ГОВД в количестве трех единиц было полностью укомплектовано чеченцами — это начальник Муса Абдулкаримов, оперуполномоченные братья Казбек и Иса Исраиловы. Последние двое являлись наркоманами, и лично занимались прикрытием наркоторговцев.

С приходом на должность министра МВД Т.П.Сасыкова торговля наркотиками стала прерогативой сотрудников МВД, о чем свидетельствует задержание с поличным в конце мая 2002 года всего отдела ОБНОН МВД РК сотрудниками ФСБ. В ночь после задержания сотрудников ОБНОН в Элисте были убиты два наркоторговца. По имеющимся данным, это преступление по указанию Сасыкова Т.П. совершено майором Мусой Абдулкаримовым, ныне работающим в ОУР МВД РК. Тогда же был убит майор УФСБ РФ по РК Н.Дженгурова.

В ноябре-декабре 1998 года, после заявления Илюмжинова о возможности выхода Калмыкии из состава России, в Элисту негласно прибыла делегация из Чечни с предложением любой помощи, вплоть до направления трех тысяч боевиков, для оказания сопротивления федеральным войскам в случае их ввода на территорию республики. Предложение это всерьёз рассматривалось Илюмжиновым. Данная информация докладывалась министру МВД Бакланову и первому замминистра МВД Улюмжанову.

Сейчас, в 2010 году, на Северном Кавказе по-прежнему неспокойно. Новостной поток всё чаще напоминает военные сводки. Калмыкии непосредственно примыкает к территории недавних боевых действий, а теперь – территории регулярных «контр террористических операция». Именно Калмыкия объективно препятствует созданию сплошного исламского фронта от Северного Кавказа до Поволжья и исторически стоит на страже интересов России на южном рубеже. Многие персоналии, упомянутые в этом статье, по-прежнему активны, занимают должности и занимаются общественной деятельностью.

А вот занимаются ли этой проблем правоохранительные органы, вот в чём вопрос.

Егор Тихомиров