Он мнил себя скалой гранитной…

(о музее Первого Президента РФ в Екатеринбурге)

Как ведьмы где наколдовали,
И их усилиям венец
Поставлен в городе уральском
Борису Ельцину дворец.

Царям на зависть Дом отгрохан,
Амбиций явно через край,
А Мавзолей, ну просто кроха,
И рядом с ним, совсем сарай.

В безбрежных холлах дух гламурный,
Струится сладкий фимиам,
Но как-то скучно и занудно
Бродить по райским небесам,

Воспринимать пустые речи,
Что напевают голоски,
Как Он умён и безупречен,
Короче, пудрят вам мозги.

На экспонаты бедны залы,
Не скажут правду стеллажи,
На этой ярмарке тщеславья
Ничто не тронет струн души.

Холст поместить бы во всю стену
Про запорожцев взять сюжет,
А в центре – Он доносит Бушу,
Что был Союз, но больше нет!

Звонит из Беловежской Пущи,
За ним Шушкевич с Кравчуком,
Момент не должен быть упущен,
Совсем не важно, что потом!

И предвкушая как награду,
Похвальных с Запада фанфар.
Спешат и мечутся «шестёрки»
Бурбулис, Козырев, Гайдар.

Что сделали в хмельном угаре,
И сколько породили бед,
Чечни могилы, штурм Цхинвали,
Донбасс – кровавый Пущи след!

Но, что за горе? Жажда власти
Влекла его, как наркота,
И в Нём ничто не всколыхнулось,
В холодном сердце пустота.

В Музее места хоть залейся,
Поставьте танки в главный холл,
Из них Гарант стрелял в парламент,
В безумной схватке за престол!

И было б хорошо напомнить:
Берлин, оркестр, дирижёр –
Глава России пьяный в стельку,
Но, что ему такой позор?!

Он хам и шут одновременно
Он – барин, злобный самодур
И идол истеричных женщин,
А проще – недалёких дур.

Умом с рождения небогатый
Звериным нюхом чуял власть
И выжидал того момента,
Когда все карты лягут в масть.

Он мнил себя скалой гранитной,
Таким вот парнем из рубах,
Но был на самом деле тестом
В чужих расчётливых руках.

Правитель слабый и циничный
Что создал он, чем удивил?!
Не тот масштаб, не та фигура,
Чтобы народ в Музей валил.

Не экстрасенс и не оракул
Могу, однако, предсказать,
Объект помпезный – безнадёжен,
Не сможет долго простоять.

Не надо в спешке монументов!
Жизнь всё расставит по местам,
Одних без почестей на свалку,
И лишь немногим пьедестал.

Она по-своему рассудит,
Уймёт продажных пустомель,
В роскошном здании устроит
Тряпичный рынок иль бордель.

Борис Калашников автор романа «Чёрный остров»